• Ученый о Культобе: городище представляло собой холм, засыпанный мусором и заросший бурьяном

Ученый о Культобе: городище представляло собой холм, засыпанный мусором и заросший бурьяном

На финишную прямую выходит уникальный научный проект «Реставрация исторических объектов городища Культобе», реализуемый учеными Казахского научно-исследовательского института (КНИИК) при финансовой поддержке Eurasian Resources Group (ERG). В интервью корреспонденту «ЭК» генеральный директор ТОО «Казахский научно-исследовательский институт культуры», доктор философии (PhD) Андрей Хазбулатов рассказал об истории проекта, результатах двухлетней работы и планах на предстоящий год.

– Андрей Равильевич, два года назад ваш институт приступил к реализации масштабного проекта «Реставрация исторических объектов городища Культобе», и сегодня пройдено уже две трети пути. Расскажите, как все начиналось?

– Первый президент Республики Казахстан – елбасы Нурсултан Назарбаев постоянно подчеркивает значимость Туркестана для всего казахстанского народа. Это один из древнейших городов Центральной Азии, ставший духовным центром всего тюркского мира. Находящийся в нем мавзолей Ходжи Ахмеда Ясави, внесенный в Список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, является не только одним из главных историко-культурных памятников нашей страны, но и достоянием всего человечества. 19 июня 2018 года елбасы подписал исторический Указ об образовании Туркестанской области, цент­ром которой стал город Туркестан. С того момента древний город, на протяжении многих веков служивший политической и духовной колыбелью Казахского ханства и тюркского мира, начал отсчет новой истории. Регион с населением более 2 млн человек получил новый вектор развития, а областной центр Туркестан стал цент­ром притяжения инвестиций. Далее была разработана концепция развития Туркестана. Объявлен международный конкурс. По его итогам Нурсултану Назарбаеву были представлены лучшие проекты. Был среди них и проект по созданию археологического парка под открытым небом «Городище Культобе». В декабре 2018 года елбасы провел совещание, на котором были утверждены основные объекты и исполнители. Городище оказалось одним из них. Отрадно, что Нурсултан Назарбаев, утверждая для Туркестана перечень якорных проектов, отметил значимость городища Культобе как ключевого памятника в изучении процессов интеграции и взаимовлияния культур народов обширной Евразии. Благодаря этому историческому решению мы работаем сегодня на Культобе.

Финансовой поддержкой проекта с первых дней его реализации занимается компания ERG, для которой он является одним из самых масштабных и приоритетных социальных проектов. За два прошедших года проект не единожды был презентован первому президенту страны Нурсултану Назарбаеву и главе государства Касым-Жомарту Токаеву. На особом контроле он находится и у премьер-министра страны Аскара Мамина, который регулярно посещает городище и контролирует ход проводимых на нем работ.

– В 2016 году КНИИК уже вел изыскательские работы на городище Культобе. Учитывалось ли это обстоятельство при выборе исполнителя проекта?

– Безусловно, это имело решающее значение. С 2016 года мы обладаем авторскими правами на проведение изыскательских работ на этом объекте. На основе этого наш институт был утвержден в качестве исполнителя. В 2017 году раскопками Культобе занимался признанный казахстанский археолог по средневековой архитектуре Ербулат Смагулов, к сожалению, в 2019 году ушедший из жизни. Тогда уже было понимание того, что городище Культобе – очень перспективный объект с любой точки зрения – как исторической, научной, так и туристической. Поэтому мы прилагали все усилия для его развития. Вначале мы защитили его в правительстве и получили разрешение на дальнейшую реализацию. Было разработано концептуальное научное решение и эскизный проект археологического парка под открытым небом. К слову, на первых порах оказалось непросто убедить госорганы в перспективности проекта, так как на начальном этапе, кроме небольшого, хоть и значимого участка, исследованного археологами, городище представляло собой холм, засыпанный мусором и заросший бурьяном. Представить на его месте перспективный туристический объект было довольно сложно. Когда же Туркестан получил новый импульс для развития, возникла необходимость и в решении вопроса, связанного с благоустройством территории, прилегающей к мавзолею Ходжа Ахмеда Ясави. Но строить в буферной зоне мавзолея было нельзя, так как было известно, что в этой зоне находится городище с многовековой историей. Тогда была предложена идея проведения археологических изысканий и создания полноценного туристического объекта – археологического парка под открытым небом «Городище Культобе». При поддержке экс-министра культуры Арыстанбека Мухамедиулы удалось инициировать данный проект, а при чутком руководстве премьер-министра страны Аскара Мамина – осуществить его качественную реализацию.

– На сей раз перед учеными КНИИК была поставлена достаточно сложная задача: за три года провести научно-исследовательские, изыскательские и реставрационные работы на участке площадью 27 гектаров, создав парк под открытым небом.

– Нам помогло то, что мы уже работали на этом проекте. За него мы взялись не спонтанно и начинали не с нуля. С 2016 года составляли научную заявку, разрабатывали концептуальное решение парка. То есть в 2019 году мы пришли на объект уже достаточно подготовленными и просто продолжили работу, начатую тремя годами ранее. Более того, мы сами предложили трехгодичный срок реализации проекта, исходя из своих сил, посчитав этот срок оптимальным.

– Раскопки на городище велись с 2012 года. Насколько значимыми были результаты ваших предшественников?

– Они, безусловно, важны, так как уже на начальном этапе археологам удалось обнаружить самую древнюю цитадель и крестообразный храм, датированный I веком до н. э. – II веком н. э., предназначение которого мы до сих пор пытаемся отгадать. Есть несколько версий. Согласно одной из них, это был сакральный храм. Позже, вероятно, сооружение имело различное назначение. Современные исследования говорят, что это могла быть обсерватория, и, возможно, библиотека. Не подлежит сомнению лишь тот факт, что и на старте археологических изысканий, и сегодня крестообразный храм остается ключевым объектом на городище Культобе, который позволяет утверждать, что Туркестану свыше двух тысяч лет.

– Помимо масштабности уникальным реализуемый вами проект делает инновационный подход, представляющий синтез гуманитарной науки и современных технологий. Чем была обусловлена необходимость применения оригинальных исследовательских методик и какие из современных технологий были взяты вами на вооружение?

– Приступая к реализации проекта, мы понимали, что три года, которые отводятся на выполнение всех задач, в нашем случае достаточно короткий срок. За это время нам нужно было найти не только якорные археологические объекты, принадлежащие к разным эпохам, изучить и выполнить графическую архитектурную реконструкцию, но и осуществить их надежную консервацию, а также частичную реставрацию. Было ясно, что, если пользоваться традиционными методами и копать вслепую, то с учетом масштабов и поставленных задач нам не хватит и 10 лет. Поэтому мы изучили международные практики, касающиеся того, как можно оперативно и качественно находить объекты, заслуживающие внимания, и кроме прочего использовали метод георадарного сканирования, позволяющий выявлять наиболее перспективные участки еще до начала земляных работ. Применение современных технологий позволяет нам за короткое время решать большое количество задач. В целом же можно с уверенностью утверждать, что реализация проекта «Реставрация исторических объектов городища Культобе» наряду со всеми вышеназванными задачами способствует развитию казахстанской археологической науки в целом.

– В рамках работы над проектом ваш институт разработал концепцию единственного в своем роде парка под открытым небом. В чем его уникальность?

– Уникальность Культобе в его многослойности. В своей концепции мы определили около трех десятков якорных объектов, принадлежащих к разным временным периодам. Они демонстрируют эволюцию туркестанской архитектуры, которая имеет определенную преемственность. Мы находим жилые дома и общественные строения и приходим к заключению о том, что испокон веков строительство велось по определенным канонам. Связаны они с сырцовой архитектурой, характерной для всей Средней Азии. Она имеет свои каноны и по-своему уникальна. Все эти каноны мы изучили и теперь используем при проведении научной реставрации якорных объектов.

– Каковы результаты работы за два первых года?

– Из 27 гектаров, отведенных под создание парка под открытым небом, за два года мы изучили 18 гектаров. В 2019 году были вскрыты первые девять гектаров, на которых мы обозначили ряд якорных объектов. В их число попало самое древнее святилище I века до н. э. – II века н. э. и строения, относящиеся к различным временным периодам, такие как дом суфия XII века, комплекс помещений с алтарями X–XI веков, фрагмент стены и башни цитадели I–II веков н. э., жилище богатого землевладельца XVIII – начала XIX веков, гончарная мастерская с печью для обжига изделий XV–XVII веков, жилой дом ремесленника XVII–XVIII веков, жилой дом XII–XIII веков и жилое строение, относящееся к XIX – началу XX веков. В 2020 году были вскрыты вторые девять гектаров, определены 10 следующих якорных объектов и проведена научная реставрация первого участка.

За два года раскопок было обнаружено 2 580 различных артефактов, которые в перспективе займут достойное место в музеях страны. Нашими учеными составлен их полный реестр, проведена полная камеральная обработка. Можно смело утверждать, что реализуемый нами проект имеет большой мультипликативный эффект. Мы не только проводим научные изыскания и реставрацию, но и таким образом сможем пополнить музеи страны уникальными материальными свидетельствами древней истории Казахстана. Важным результатом является и множество научных публикаций, сделанных как в казахстанских, так и зарубежных изданиях. Уже сейчас, на промежуточном этапе реализации проекта, у нас есть две монографии. Это ценный научный материал, который будет доступен для будущих исследователей, историков, археологов, студентов.

– Андрей Равильевич, в чем главная особенность городища Культобе, обусловившая создание археологического парка под открытым небом?

– Его главная особенность в том, что расположено оно в непосредственной близости от выдающегося памятника средневекового зодчества, входящего в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Городище Культобе – предтеча современного Туркестана. И мавзолей не случайно построен именно здесь. Это в первую очередь говорит о сакральном значении этого места для жителей древнего Туркестана. Культобе хранит немало тайн. Какие-то мы непременно разгадаем, другие, вероятно, останутся неразгаданными. Здесь очень много интересного, сакрального, что требует глубокого изучения, многолетних исследований. И наша сегодняшняя задача заключается в том числе в синхронизации двух этих значимых для истории Казахстана объектов.

– Проект входит в завершающую стадию. Какие задачи стоят перед учеными КНИИК в этом году?

– На 2021 год у нас грандиозные планы, потому что объем работ утраивается. Нам нужно завершить археологические изыскания на оставшихся девяти гектарах и провести реставрацию исторических объектов уже не на одном, а сразу на двух участках – 2020-го и 2021 годов. Чтобы уложиться в срок, нам нужно будет увеличить штат специалистов и рабочих, занятых на каждом из участков. Конечно, главным событием нынешнего года станет презентация археологического парка под открытым небом «Городище Культобе», намеченная на осень. Ну и финальным аккордом станет подготовка материалов и публикаций коллективной монографии по результатам реализации всего проекта.

– Известно, что в ходе археологических изысканий было обнаружено множество удивительных артефактов. Какие из них вы бы отметили особо?

– Таких артефактов очень много. За два года в копилку культобинских находок попали уникальные ювелирные украшения из золота и полудрагоценных камней, ценнейшая нумизматическая коллекция, насчитывающая около 450 монет, самые ранние из которых датируются II–IV веками, книги и, конечно, ценнейшая коллекция сакрально-ритуальной и бытовой керамики. Результаты двух последних археологических сезонов дают нам основание утверждать, что городище было ремесленным. В частности, здесь было огромное количество гончарных мастерских. Это подтверждают различные образцы керамики разной сохранности, относящиеся к различным эпохам. В общей сложности мы обнаружили более 25 тысяч фрагментов. Помимо бытовой и сакральной были найдены фрагменты облицовочной керамики, использовавшейся на отделке мавзолея Ходжи Ахмеда Ясави. То есть можно утверждать, что именно культобинские мастера строили мавзолей и здесь же производили облицовочную плитку. Хотя раньше бытовало мнение о том, что плитку везли из городов, расположенных на территории современного Узбекистана. Мы нашли целые улицы с мастерскими, большими гончарными печами и множеством фрагментов облицовочной плитки. В частности, такую улицу, которую мы называем кварталом гончаров, можно будет увидеть в нашем археологическом парке.

– При реставрации исторических объектов крайне важным является сохранение его аутентичности и недопущение появления пресловутого новодела. Как вами решается эта задача?

– Историческим объект делает материал, найденный при раскопках. Если заменить древний материал на современный, то всякий историзм пропадает. Объект теряет туристический потенциал и утрачивает свою научную ценность. С самого начала мы решили для себя, что не будем нарушать традицию научной реставрации и используем в работе только аутентичные материалы. Изучив найденные археологические слои, проведя научные исследования, мы получили состав древнего материала, идентичный тому, из которого жители древнего Культобе строили свои дома и мастерские. Это глина, солома, зерновая шелуха. Мы взяли на вооружение древнюю технологию и создаем практически аутентичный строительный материал. Высота реконструируемых объектов – не более метра для фоновой археологии и не более двух метров для якорных.

 

– Расскажите о сотрудничестве с экспертами ЮНЕСКО и ИКОМОС.

– Объект находится в буферной зоне мавзолея Ходжи Ахмеда Ясави, а это значит, что у нас нет права на ошибку. В работе с подобными археологическими объектами обязательным условием является соблюдение международных конвенций и хартий ЮНЕСКО и ИКОМОС (Международный совет по сохранению памятников и достопримечательных мест) в подходах к сохранению культурного наследия. Приступая к реализации проекта, мы пригласили к сотрудничеству экспертов ЮНЕСКО, в частности старшего эксперта ЮНЕСКО и ИКОМОС, специалиста по археологическим паркам Майкла Янсена, с которым обсуждаются все важные шаги, и других ведущих экспертов в этой отрасли. Вместе мы решаем, на каком уровне будет вестись реставрация того или иного исторического объекта, какие детали можно будет воссоздать, а какие законсервировать или показать намеком. Все решения протоколируются, и вся связанная с проектом научная документация направляется нами в штаб-квартиру ЮНЕСКО. Тот факт, что все проводимые на городище работы ведутся в соответствии с международными стандартами и правилами, подтверждают имеющиеся у нас заключениями международных экспертов.

– Из-за пандемии коронавируса все мы уже без малого год находимся в непростых условиях. Отразилась ли пандемия на реализуемом вами проекте?

– Конечно же, пандемия коронавируса внесла определенные трудности и в нашу работу. Но мы смогли организовать работу на объектах так, чтобы она не вызвала нареканий у проверяющих органов. И в итоге все обошлось без эксцессов и несчастных случаев. Люди работали на открытом воздухе, были обеспечены масками и санитайзерами. А социальная дистанция в нашем случае соблюдается по умолчанию.

– В один ряд с какими из известных археологических парков вы могли бы поставить создаваемый вашим институтом археологический парк «Городище Культобе»?

– Я изучал археологические парки всего мира, но мне больше всего нравится музей Помпеи. Ему, конечно, повезло больше, так как он лучше сохранился. Но когда-то и там, как сегодня на Культобе, проводились археологические изыскания, а затем консервационно-восстановительные работы. Мы сотрудничаем с итальянскими коллегами, так как музей Помпеи, как и мавзолей Ходжи Ахмеда Ясави, в охранной зоне которого находится городище Культобе, является памятником всемирного наследия ЮНЕСКО. Европейские памятники, конечно же, отличаются от азиатских своей архитектурой, используемыми при строительстве твердыми материалами, которые более долговечны. На наших исторических объектах стройматериал более хрупкий. Его сложно исследовать и непросто восстанавливать. Но совместно с казахстанскими специалистами, зарубежными экспертами, посильным участием правительства мы стараемся сделать отечественный исторический парк на уровне признанных международных объектов.

 

Дата публикации: 21.01.2021

Количество просмотров: 155