Путешествие в прошлое

Завершение исследования самого крупного и уникального комплекса памятников сырцовой архитектуры всей Центральной Азии – городища Культобе – стало лучшим подарком к 30-летию Независимости, преподнесенным археологами и историками.

О том, что сделано за 3 года на городище Культобе, рассказывает доктор PhD, профессор, научный руководитель проекта Андрей Хазбулатов.

– Андрей Равильевич, сегодня, когда трехлетний проект исследования городища завершен и на туристической карте области вот-вот по­явится археологический парк, какой главный вывод Вы, как руководитель проекта, сделали для себя?

– Туркестан – город, который люди никогда не покидали. И в этом его уникальность. Совместными исследованиями отечественных и зарубежных ученых, экспертов изучен и доказан непрерывный процесс развития Старого Туркестана, начавшийся с I–II веков до нашей эры и продолжавшийся до начала ХХ века.

Тем самым подтверждено предположение, почти 100 лет назад высказанное археологом и востоковедом Михаилом Массоном: это очень древнее и многослойное городище. Можно с полной ответственностью утверждать, что, несмотря на войны, завоевания, смену религий и народов, населявших эту местность в разные века, Туркестан оказался одним из немногих городов, если не единственным в нашей стране, который ни на день не прерывал свою жизнь.

Обнаружены материальные доказательства о Туркестане как о геополитическом, экономическом и духовном центре евразийской степи в течение тысячелетий – с высокоразвитой металлургией, ремесленным производством, самобытным керамическим искусством, богатой духовной культурой, в основе которой лежит тюркский суфизм, а также как о крупном финансово-экономическом сухопутном фортпосте Великого шелкового пути.

Одним из фактов непрерывного развития города, наверное, является древняя цитадель. У нас есть несколько гипотез, почему Ахмет Яссауи остановился именно в этой местности. Такие теории мы озвучиваем и защищаем на международных конференциях, в среде научного сообщества.

Здесь на протяжении веков строились дома, общественные здания, культовые сооружения, порой наслаиваясь одно на другое. Через определенное время в силу разных причин они разрушались, и тут же начиналось новое строительство, для которого зачастую использовались кирпичи и даже фундаменты разрушенных строений. В ходе раскопок мы столкнулись с такими фактами.

 

Так пласты истории наслаивались один на другой. В результате археологи и историки получили исключительную возможность изучить многослойное городище, в котором сконцентрировалась культура многих веков. Сейчас, когда ученые вскрыли под вековыми наслоениями песка и глины объекты городской культуры, это совершенно очевидно.

– Меняют ли данные, полученные в ходе раскопок, представление о древней истории Туркестана? Помогло ли проведение раскопок более точно определить дату рождения города?

– Новые материалы, полученные при исследовании древнейших слоев Туркестана, вносят много нового в понимание процессов урбанизации в регионе в целом и в древнюю историю Туркестана, в частности. Нами получен уникальный комплекс данных, характеризующих городскую культуру Казахстана в период ее зарождения и блестящего развития.

Городу как минимум 2 200 лет, если основываться только на археологических материалах, полученных на раскопках городища. Мы исходим из даты постройки наиболее древних сооружений, найденных на Культобе. Это крестообразный храм и уникальный для региона архитектурный комп­лекс застройки ранней цитадели. Они образуют архитектурный комплекс с высокими стенами, арками и сводами перекрытий, мощными внутренними и наружными стенами, толщина которых под полтора метра.

Артефакты позволяют отнести время строительства к первым векам до нашей эры и первым векам новой эры, что вносит значительные коррективы в датировку Туркестана. Сегодня мы говорим, что он намного старше, чем считали раньше. К тому же археологические материалы неопровержимо доказывают, что город начинался не как стойбище полукочевой орды, не как аул из наспех слепленных временных лачуг, а со строительства уникального по планировке двух­этажного сооружения кресто­образной планировки и цитадели.

За время раскопок археологи вскрыли около 40 комнат, примыкающих к центральному сооружению. Высота стен сохранилась до 3,5 метра. Жители, покидая местность, позаботились о сохранности здания, забутовав его сырцовым кирпичом от пола до потолка. Такое ощущение, что они хотели сохранить сооружение для будущих поколений. Это может свидетельствовать о том, что место было культовым, сакральным, и люди не хотели допустить его разрушения.

Абсолютно очевидно, что за плечами первых строителей Туркестана была древняя культурная традиция, в которой строительство сырцово-пахсовых монументальных зданий, фортификационных сооружений было развито до уровня искусства. И если ранее мы могли заявлять, что в Туркестане расположена самая грандиозная средневековая постройка, имея в виду лишь мавзолей-ханаку Ходжи Ахмета Яссауи, то теперь есть все основания говорить, что здесь расположена и самая древняя крепость, и культовое сооружение.

Их открыла экспедиция Ербулата Смагулова в 2011 году. Находки стали настоящей сенсацией, подстегнув интерес к древней истории города. Это в определенной степени стало поворотным моментом в изучении его истории, стали уделять больше внимания археологичес­ким исследованиям. В 2014-м был инициирован проект по изучению и реставрации древней цитадели, небольших участков городища Культобе.

И, бесспорно, настоящей удачей для Туркестана стал проект «Реставрация исторических объектов городища Культобе», право реализовать который выпало Казахскому научно-исследовательскому институту культуры, который я возглавляю.

– Андрей Равильевич, почему именно Казахский научно-исследовательский институт культуры взялся за этот проект?

– КазНИИК имеет историю, насчитывающую почти девять десятилетий, лицензию на археологическую, реставрационную и научную деятельность. Так сложились звезды, что в 2018 году Первым Президентом Нурсултаном­ Назарбаевым было принято историческое решение о создании Туркестанской области и развитии Туркестана как областного центра и духовной столицы.

Был объявлен конкурс, одним из участников которого стал наш институт. Мы защитили в Правительстве свой научный проект, который широко обсуждался. Нас поддержали на самом высоком уровне, и даже нашелся спонсор, профинансировавший столь масштабный проект. На исследования, камеральную обработку полученных артефактов, реставрацию и консервацию остатков вскрытых построек финансы из бюджета не выделялись. Мы работаем в тес­ном контакте с Министерством культуры и спорта, согласовывая научную концепцию проекта. Плюс нас регулярно консультируют эксперты ЮНЕСКО.

– Проект рассчитан на 3 года, и исследовательские работы уже завершены. Самое время подводить итоги. Что археологам удалось сделать за это время?

– Территория, на которой мы проводили научные изыскания, археологические и реставрационные работы, составляет более 30 гектаров. За три полевых сезона она полностью изучена. Большой участок был поделен на три части, по девять гектаров каждый, хотя в первый год раскопки велись практически на всей площади. Археологи обследовали каждый квадратный метр и вскрывали те участки, где находили культурные слои. Их было много, учитывая, что город многослойный: чем ниже мы опускались, тем больше слоев находили.

Потом, понимая, что работа в буферной зоне очень ответственная, привлекли к работе экспертов ЮНЕСКО, рекомендовавших изучать памятник точечно, так называемыми окнами. То есть не повсеместно, а переходя с объекта на объект.

Помогли также современные технологии, включая георадарное сканирование. Мы исследовали большую часть территории при помощи георадара, выявив под толщей глины крупномасштабные архитектурные строения. Апробирована лучшая методика доархеологического исследования, включающая совокупность современных технологий: топографического (картографического), фото­грамметрического, георадарного исследований и беспилотной аэрофотосъемки при помощи дрона, а также традиционных разведывательных археологических шурфов и траншей. На основе цифровой обработки геодезических съемок создана база топопланов и чертежей в системе абсолютных координат и высотных отметок. На их основе составлен генеральный план городища.

В первый год вскрыли 9 значимых объектов, так называемых якорных. Всего же в экспозицию археологического парка включены 23 объекта, относящихся к разным периодам истории, начиная со II века до нашей эры и заканчивая различными архитектурными строениями IX, XII, XV и XIX веков.

На втором участке у нас 10 якорных объектов, исследования которых велись уже точечно. Концепция этой зоны очень интересная, поскольку позволяет туристам сформировать целостное представление о городе. Маршрут проходит по улицам и переулкам, которые были в древнем городе, соединяя между собой квартальную мечеть, баню, хамам, базар, гончарные мастерские, крепостную стену, квартал жилой застройки и прочие объекты жизнедеятельности города, остатки которых дошли до наших дней. Туристы имеют возможность погрузиться в атмосферу города, мысленно перенестись на несколько веков назад.

– Андрей Равильевич, параллельно с раскопками шли реставрация и консервация якорных объектов. Насколько долговечна применяемая технология, соответствует ли она требованиям ЮНЕСКО?

– Очень распространенный воп­рос, и, пользуясь возможностью, хочу развеять все сомнения. Час­тичная реставрация объектов сырцовой архитектуры основана на ведущих научных разработках отечественных и зарубежных специалистов ЮНЕСКО, ИКОМОС и МИЦАИ. На сохранившуюся аутентичную кладку реставраторы кладут слой геотекстиля, а сверху – жертвенный слой в виде сырцового кирпича. Мы не можем использовать жженый кирпич, потому что в реале его там не было в прошлые века.

Кирпич делаем из сауранской глины, в составе которой минимальное вкрапление соли. Сверху кирпичную кладку покрываем штукатуркой, в состав которой входят три компонента – глина, конский навоз и рисовая шелуха, смешиваемые в определенных пропорциях. Это не новодел, как кому-то может показаться, а защита от возможного разрушения осадками. Метод апробированный и применяется на всех пахсовых объектах. Края мы закругляем, чтобы влага стекала, не задерживаясь на конструкциях. Для отвода паводковых вод на каждом объекте предусмотрена дренажная система.

Надолго ли хватит глиняной штукатурки? Возможно, частичный ремонт придется делать в мес­тах замокания, каких-то сколов ежегодно, но консервация в таких объемах, как сейчас, не понадобится. Даже в квартире мы практикуем косметический ремонт раз в 3 года, а археологичес­кий парк с сырцовыми постройками расположен под открытым небом и, конечно, требует повышенного внимания.

– Когда прогуляться по улочкам древнего города смогут туристы?

– Это можно делать уже сейчас. Мы не возражали, чтобы самые любопытные заходили и во время раскопок. Наоборот, приветствовали желание поближе познакомиться с историческим видом древних строений. Для этого мы изначально обозначили центральную улицу, показав ориентир для движения. Другой вопрос, что перемещаться по парку приходится сейчас по пыли и бездорожью.

– Не утомительно ли обойти туристу такую территорию?

– Чтобы экскурсия была комфортной, необходимо провести качественное благоустройство. Помимо указателей и маршрутов нужны места отдыха, где турист сделает остановку, отдохнет, осмыслив увиденное и услышанное. Проект благоустройства финансируется из местного бюджета и уже прошел госэкспертизу.

Начать прокладку пешеходных дорожек, установку освещения и скамеек, озеленение планировалось в текущем году, но перенесли на начало следующего. Мы, конечно, торопим, пишем даже официальные письма по этому поводу, чтобы ускорить обустройство парка. Очень хотелось все завершить в этом году, пока наши специалисты на объекте и могут где-то подсказать, а где-то и проконтролировать, ведь законсервированные объекты хрупки и требуют к себе бережного отношения.

По этой причине не предполагается допуск туристов непосредственно на объекты. Для них будут обустроены смотровые площадки.

– Ваши специалисты уже уходят с объекта?

– До конца года мы завершаем определенный объем по консервации. Для себя же я буду считать объект завершенным лишь после благоустройства, когда парк приобретет презентабельный для туриста вид, а над крестовидным зданием появится новый купол. Он будет выполнен в виде юрты в цветовой гамме холма, ведь раньше Культобе был холмом. Из этого и исходили при разработке проекта. А стилизация под юрту придаст ему аутентичность с казахской культурой.

Конструкция будет полностью инновационная, ткань предложено использовать наподобие той, что на ТРЦ «Хан Шатыр» в Нур-Султане. Это прочный, долговечный материал.

– Археологический парк интересен для путешественников? Станет ли он привлекательным для зарубежных туристов?

– Исторический туризм по таким вот археологическим памятникам в мире является отдельным направлением. Я сам очень люблю такие путешествия. Люди целенаправленно едут, чтобы окунуться в древнюю историю. Наш археологический парк – достойный памятник, который станет на один уровень со знаменитыми Помпеями, похожими турецкими объектами. Однозначно, в Центральной Азии это будет самый большой архео­логический комплекс, дающий полное представление о древнем городе и его трансформации на протяжении веков.

Он привлекателен своей историей, древностью и уникальнос­тью. Мы знаем, что туркестанский оазис богат на исторические памятники. К примеру, Отрар, Сауран. Но нужно отметить, что это больше средневековые объекты, а здесь мы уходим во второй век до нашей эры. Ученые единогласны в том, что таких древних сооружений в Казах­стане больше нет. И это не одно сооружение, а целый ряд архитектурных строений.

Также выявлено много уникальных артефактов, которые мы просто обязаны показать всем туристам, приезжающим в Туркестан. По законодательству все находки, обнаруженные на территории Казахстана, передаются в местные музеи. Мы передали в фонды музея-заповедника «Азрет-Султан» свыше тысячи артефактов.

Речь только о ценных находках, которые уже зачищены, отреставрированы и могут быть презентованы в экспозициях. А если говорить о фрагментах, то их найдено более 20 тысяч. Все они зафиксированы, прошли камеральную обработку. Их можно экспонировать непосредственно на археологическом объекте. К примеру, кувшины и прочие находки, которые не представляют музейной ценности, поскольку встречаются довольно часто.

К слову, мы создали сайт, разместив на нем все оцифрованные и описанные артефакты. Все желающие могут по QR-коду зайти на сайт и в электронном формате посмотреть богатейшую коллекцию Культобе. По посещаемости, модерации, дизайну это один из лучших сайтов страны по культуре и искусству.

Специалисты института также разработали маршруты с пояснительными записками. Сделали брендинг этого парка, придумали логотип, описания якорных объектов, и все это передали в музей-заповедник «Азрет-Султан», который будет координировать всю работу по привлечению туристов.

Подготовлены альбомы-буклеты о ходе научных работ, сборник научных трудов, каталог, официальный сайт, брендбук, справочные пособия для экскурсоводов по туристическим маршрутам на объекте, карта-пособие для турис­тов… Все материалы представлены на трех языках – государственном, русском и английском.

Известным казахстанским режиссером Алексеем Каменским подготовлен ряд научно-популярных фильмов о проекте «Реставрация исторических объектов городища Культобе», посмотрев которые можно получить сведения о ходе раскопок, обнаружении тех или иных находок. Его фильмы принимают участие в ряде престижных международных конкурсов документальных фильмов, посвященных мировому культурному наследию.

Подписан договор о включении киноленты на международную платформу (SVOD) фильмов по культурному наследию и археологии Heritage Broadcasting Service (Heritage). https:⁄⁄heritagetac.org⁄

– Андрей Равильевич, что Вы еще намерены предпринимать для популяризации Культобе?

– За 3 года у нас собрался материал, которого хватит для работы лет на 30. Мы намерены продолжать его изучение, готовить публикации, монографии, альбомы. Только по туркестанской керамике можно написать несколько диссертаций. Она известна своей цветовой гаммой, в ней преобладают желтые и оранжевые цвета. Стиль орнамента отличается от общепринятого казахского рисунка. Много солярных знаков, которые встречаются на керамике самого мавзолея и на посуде. Это говорит о культе огня, о преемственности той культуры, которая здесь была вплоть до средневековья. Уверен, нам предстоит сделать еще много открытий, подтверждающих нашу древнюю историю.

 

Дата публикации: 05.11.2021

Количество просмотров: 24