Музей под открытым небом

Третий год на городище Культобе идут археологические работы, в ходе которых стоит задача выявить интересные для науки и посетителей общественные постройки на территории как старого Туркестана, так и города, который в XIX веке был построен южнее мавзолея. Со временем они превратятся в археологический парк под открытым небом.

 

В средневековье это был один из самых крупных городов Казахстана. Неудивительно, что архео­логические и научно-реставрационные исследования буферной зоны мавзолея Ходжи Ахмета Яссауи включены в Концепцию генерального плана по развитию города Туркестана как духовного центра тюркского мира.

– То, что я увидел, меня потрясает, – археолог, заведующий музейным отделом Международного караван-сарая культуры имени Хараяма в Ташкенте Константин Шейко первый раз в Туркестане. – На таком высоком уровне представить все этапы развития города начиная с I века нашей эры и заканчивая XX веком – это грандиозная задумка! Я такого еще не видел! Это очень важно для молодого поколения, которое не знает историю. Здесь им покажут, как жили их предки в I веке, в средневековье, в XVII и XIX веках. А уже они сами сравнят с тем, как живут сейчас. Такая экскурсия очень информативна и убеждает лучше тысячи слов.

Узбекский археолог без раздумий принял приглашение провес­ти полевой сезон на раскопках объектов городища Культобе, чтобы не просто увидеть, как воплощается в жизнь идея открытия крупнейшего парка древней сырцовой архитектуры, но и внести свой вклад в создание туристического объекта.

– В первый год работы экспедиции археологи обследовали и раскопали юго-восточную часть городища, – рассказывает один из руководителей археологичес­кой экспедиции на городище Культобе Денис Сорокин. – Там открыли большой жилой квартал с улицами, сейчас он уже законсервирован и представлен в виде фоновой застройки с отдельными якорными объектами. К ним относится, например, дом богатого горожанина. В прошлом году были исследованы постройки общественного характера – мечети, бани, зикер-хана, медресе. Потом переместились восточнее и севернее, чтобы охватить как можно большую территорию и показать масштабы застройки древнего городища. В текущем году территорию исследования передвинули на север, чтобы парк был более обширным и туристы получили больше интересных объектов для посещения.

Команда Константина Шейко работает в юго-западной части крепостной стены, выстроенной в XV веке вокруг города, возникшего во время строительства мавзолея Ходжи Ахмета Яссауи. Ранее это тоже был Культобе, часть которого оказалась заброшенной после того, как люди по какой-то причине снялись с насиженного места и переселились. Позднее, когда Тимур решил пост­роить мавзолей, здесь постепенно появился большой город.

Изначально в поселении проживали ремесленники, рабочие, задействованные на строительстве мавзолея. Со временем сюда устремились также паломники, религиозные деятели. И место стало довольно-таки известным, оказавшись к тому же на маршруте Великого шелкового пути. Оно притягивало разных людей, включая торговцев, останавливавших свои караваны на отдых. Есть исторические сведения, подтверждающие, что именно в этой части города находилось много мечетей, бань. Они были чуть ли не в каждом квартале.

– Тут на каждом шагу артефакты, – утверждает Константин Шейко. – Вот на этом месте было металлургическое производство. Мы вскрыли помещения, которые связаны с кузнечным производством. Здесь работали кузнецы, было что-то вроде цеха по обработке черного металла. Там плавили железо и изготавливали из него изделия. Конструкция полностью еще не вскрыта, но большое количество железного шлака, золы свидетельствует о том, что печи были большие. На южной стороне буквально сегодня обнаружили гончарную мастерскую. Посмотрите, это одна из деталей, используемых при керамическом производстве, – сибая. Когда обжигают, перекладывают ею посуду, чтобы емкости не прилипали друг к другу. Выглядит как новенькая, несмотря на то что века пролежала в земле.

По соседству с Константином Шейко на шахристане, который в средневековье был защищен крепостной стеной, работает еще один иностранный археолог. Кандидат исторических наук Геннадий Иванов не скрывает, что его тоже поразил масштаб работ, как, впрочем, и то, сколько внимания уделяется проекту.

– Это правильно и нужно для страны и народа, – убежден Геннадий Иванов. – Поскольку объект стоит на окраине старого города, мне посчастливилось проникнуть чуть ниже верхнего слоя. Потому что надо было открывать фасад. Уже сейчас понятно, что на этом участке есть, по крайней мере, 4 исторических периода, и это не предел. Если копнуть глубже, то, скорее всего, под этими ветхими постройками окажется достаточно монументальное здание – хорошо укреп­ленное и богатое на интересный материал.

Действительно, стратиграфический разрез позволил археологам изучить этапы постройки крепостной стены. И понять, что если они углубятся, могут найти более ранние объекты.

– Мы стоим на XIX веке – это самый поздний период обживания территории, – Денис Сорокин предлагает тщательно присмот­реться к работе археологов. – Но под ним находятся культурные слои XV века. Стена проходила по границе рва, который прокопали уже в советское время, чтобы отвести грунтовые воды от мавзолея, это своеобразный дренаж.

Ров разрушил большую часть стены, но все равно есть возможность раскопать ее часть и показать туристам, какой она была в южной стороне. Она шла к мавзолею, там еще была цитадель, на территории которой, собственно, и находился мавзолей.

– У археологов всегда есть соблазн выявить что-то более древнее, – продолжает Денис Сорокин. – С одной стороны, мы понимаем, что уже открыли целый квартал, комплекс, показывающий функции и взаи­модействие между собой этих строений, а с другой стороны, мы точно знаем, что на 2 метра в глубину есть постройки. И опыт показывает, что сохранность их будет лучше, чем тех, которые уже вскрыли. И находки более интересными будут. Поэтому хотим часть объекта раскопать на уровень более раннего перио­да, чтобы показать какую-то хронологическую взаимосвязь между этими объектами, а часть территории оставить на уровне верхнего горизонта, сохранив комплекс и его планировку как целостный объект.

Археологи уже определились, что площадь раскопа будет примерно 20 на 20 м, чтобы можно было законсервировать вскрытые более ранние постройки, получив визуально презентабельный объект для туристов.

Всю территорию раскопать невозможно, поскольку потребуется много времени и средств. За этот полевой сезон археологи уже вскрыли много объектов в разных частях городища. К примеру, в ходе исследования части позднего Туркестана, так называемого кокандского периода, раскопали большую узбекскую махаллю – замкнутый квартал. В него заходит улица, и вокруг строения с хозяйственными постройками по периметру, а в центре – большой двор. Здесь же жили и работали ремесленники, что подтверж­дают найденные ювелирные инструменты, заготовки для браслетов и колец, готовые ювелирные изделия.

Научный сотрудник КазНИИ культуры Айсулу Ержигитова «копает» в 300 м от мавзолея Ходжи Ахмета Яссауи. Исследование продолжается, но уже сейчас все указывает на то, что в этом месте была базарная площадь. Она связана с объектами, которые археологи южнее раскопали в прошлом году. Все они соединены между собой одним небольшим двором, напоминаю­щим регистан.

– Мы можем предположить, что здесь был базар, выполнявший роль форума – большой площадки, где люди собирались по интересам, а не только чтобы что-то купить или продать, – считает Айсулу Ержигитова. – Там и баня находилась, и мечеть. Видно, что были нежилые сооружения. Полы вымощены кирпичом, идет единая длинная стена порядка 20 метров. Очень похоже на базарные лавки. Мы сравнили это место с картами 1875 года, и все совпадает. В «Туркестанском альбоме» есть фотографии, и наша планировка подходит под снимки существовавших базаров. Окончательный вывод можно будет сделать только после того, как отснимем все планы, завершим и проанализируем итоги исследования.

В пользу версии о том, что это была базарная площадь, свидетельствует и то, что в ходе раскопок обнаружено огромное количество монет. Правда, сох­ранность их не очень хорошая. Их еще предстоит очистить и передать на исследование нумизматам. В общей сложности при исследовании культурных слоев городища найдено большое количество серебряных и медных монет – более 1 000 штук. Исследуются и сотни других артефактов, включая клад золотых ювелирных украшений кангюйского периода, а также ряд редко встречающихся образцов керамических кувшинов X–XII веков. Также обнаружены фрагменты декоративной керамической плитки с мавзолея Х. А. Яссауи и старинные книги, предположительно пояснения к Корану.

Уже сейчас, прогуливаясь по городищу, одновременно можно наблюдать за работой археологов, консерваторов и реставраторов. На тех объектах, где сейчас работают археологи, уже летом начнется реставрация.

– Есть разработанные проекты, согласно которым мы действуем, местами несколько поднимая стены, делая защиту старого раскопанного строения, – начальник участка по реставрационным работам КазНИИК Василий Слабунов знакомит с технологией консервации и реставрации объектов археологического парка «Городище Культобе». – Это в основном полуземляные строе­ния, возведенные из древнего кирпича. Мы используем тот же местный материал, что и 200–300 лет ­назад – сауранскую глину, рисовую шелуху, конский навоз. Стенам придаем овальную форму, чтобы снег не задерживался, а стекал. Гидроизоляция позволяет обезо­пасить их от воды.

Считается, что такой защиты хватит на 5–6 лет, а потом снова потребуется реконструкция. Да и после каждой зимы подмазывать надо регулярно, чтобы не допустить разрушения, учитывая сложный местный климат: теплые дни сменяются морозными ночами, и вода, попадая в щели, делает свое разрушительное дело.

Часть из нескольких десятков якорных объектов, призванных стать отправными точками для туристических экскурсий по городищу, уже полностью отреставрирована. Их обнаружили в ходе раскопок в первый же год реализации проекта. Среди них древний храм, дом феодала с внут­ренним двориком, фрагмент стены и цитадели башни I–II веков, комплекс алтарных помещений X–XII веков, жилой дом XII–XIII веков, гончарная мастерская с печью для обжига изделий XV–XVII веков, жилой дом ремесленника XVII–XVIII веков и другие.

Параллельно с консервацией и реставрацией международная команда ученых и экспертов из Казахстана, России, Узбекистана, Канады и США продолжает исследования. В проекте, кроме известных отечественных и зарубежных специалистов в области сохранения культурного наследия, ученых, членов ИКОМОС и ЮНЕСКО, задействовано более 200 человек из числа жителей Туркестана и близлежащих районов.

В нынешнем году трехлетний проект завершается. И в Туркестане появится археологичес­кий парк под открытым небом, площадь которого определена в 27 га. Сейчас уже полностью исследовано 18 га, на которых обнаружено, законсервировано и подвергнуто частичной рес­таврации 18 разновременных исторических объектов от эпохи канглы I–II веков до н. э. до XIX – начала ХХ века.

Ближайшими аналогами туркестанского археологического парка древней сырцовой архитектуры являются буддийские сооружения I–II веков Старого Термеза в Узбекистане. В буферной зоне памятников ЮНЕСКО так же, как и парк Культобе, локализованы такие археологические парки, как Чампанер-Павагадах (Индия), парк Сан-Агустин (Америка) и другие. Создание археологического парка под открытым небом сейчас считается самой передовой в мире практикой сохранения объектов культурного наследия.

Дата публикации: 28.05.2021

Количество просмотров: 30