• Археолог Ерлан Казизов о сенсационной находке: нам повезло, фортуна улыбнулась!

Археолог Ерлан Казизов о сенсационной находке: нам повезло, фортуна улыбнулась!

Одним из ключевых объектов создаваемого в Туркестане археологического парка под открытым небом «Городище Культобе» станет обнаруженная в ходе раскопок старинная суфийская ханака.

Уникальный памятник культовой и погребальной архитектуры найден учеными Казахского научно-исследовательского института культуры (КазНИИК) в ходе реализации научного проекта «Реставрация исторических объектов городища Культобе», осуществляемого при финансовой поддержке Евразийской Группы (ERG).

Научный сотрудник КазНИИК археолог Ерлан Казизов рассказал корреспонденту «ЭК» о том, какие тайны хранит древняя обитель.

– Ерлан Сатыбалдыевич, расскажите, пожалуйста, о раскопках древней ханаки. Было ли обнаружение этого уникального объекта неожиданностью для археологов?

– В минувшем году, еще до начала раскопок, мы провели рекогносцировочные исследования на предмет обнаружения наиболее перспективных архитектурных памятников. Было выбрано несколько «археологических окон», которые на местности представляли собой бугры. Что под этими буграми, мы не знали. Было лишь понятно, что под ними руинированные останки каких-то архитектурных сооружений.

Заложив несколько раскопов, попали, что называется, пальцем в небо. В северной части одного из самых крупных раскопов был обнаружен уникальный объект, интерпретированный нами как ханака.

– Когда стало понятно, что речь идет именно о суфийской обители? Вероятно, были и другие версии?

– Да, версий была масса. Дело в том, что на старте исследований с западной стороны объекта было выявлено несколько маленьких жилых помещений, похожих на комнаты постоялого двора. Поэтому вначале возникла версия о том, что это караван-сарай, в котором останавливались торговцы, приезжавшие из других городов.

Но в ходе дальнейших исследований с юго-восточной стороны нами было обнаружено крупное сооружение с колоннами в центре, оказавшееся мавзолеем. И тогда возникло предположение, что это зороастрийский храм более раннего периода. Позже, когда конструкция была полностью открыта и оказалось, что мавзолей имеет подпольный склеп с захоронениями, все пазлы сложились. Версия об обнаружении суфийской ханаки стала основной.

Вскоре мы смогли «прочитать» всю архитектуру древнего памятника. Стало понятно, что с западной стороны располагались обитель и худжры, в которых останавливались паломники. А с юго-восточной стороны находилось основное помещение – мавзолей с подпольными погребениями. С северо-восточной стороны мы обнаружили большой незастроенный участок, на котором были найдены крупные камни, вероятно, основания колонн.

Судя по всему, большая терраса – это айван, на котором приходящими или местными дервишами проводились ритуальные действия типа зикров. И тогда по аналогии с памятниками более раннего периода, найденными и изученными в Средней Азии и Поволжье, стало понятно, что обнаружен культово-религиозный комплекс. Но, чтобы утвердиться в этом на 100%, будут проведены различные исследования грунта, металла, керамики, костных останков.

– Удалось ли датировать археологический памятник?

– На всех горизонтах и практически во всех вскрытых помещениях нами получен разнообразный нумизматический материал, который позволит нам определить время функционирования этого памятника. Самые ранние находки относятся ко второй половине XVII века – времени существования Казахского ханства. Самый поздний нумизматический материал, найденный в помещениях ханаки, относится ко второй половине XIX века. То есть примерно в XVII веке она была построена, а во второй половине XIX века уже заброшена.

– Какую функцию выполняла туркестанская ханака?

– Есть все основания полагать, что обнаруженная нами ханака напрямую относится к суфийскому ордену Ясавия. Об этом, в частности, говорит близкое – буквально в 300 метрах – расположение к мавзолею Ходжи Ахмеда Ясави и ряд других признаков. Мы предполагаем, что в этом мавзолее захоронены представители ордена.

Такой чести могли быть удостоены неординарные личности. Ханаку посещали паломники. Они прибывали из разных городов и стран. Поклонялись этим святым, посещали их могилы. И маленькие помещения – худжры, оснащенные тандырами и печами, служили им для ночлега и отдыха. Всего таких помещений, расположенных с севера на юг, было восемь. Сам мавзолей – 8 на 11 метров. При этом высота сохранившихся стен местами достигает двух метров. Мы предполагаем, что еще в XVIII веке мавзолей подвергся осквернению и разграблению. Это четко коррелируется с письменными источниками. Так как в начале XVIII века город был захвачен и разграблен джунгарами.

Ко второй половине XIX века, когда Казахское ханство вошло в состав Российской империи, ханака уже была заброшена. Со временем на ее месте образовался бугор, на котором ближе к концу XIX столетия появились новые постройки. Стратиграфия показала, что мавзолей на ханаке был полностью засыпан строительным мусором: фрагментами керамики, золой, костями животных. Вероятно, освободившись от джунгар, местное население, зная о захоронении в этом месте святых, намеренно засыпало мавзолей, чтобы сохранить его от дальнейшего разрушения и осквернения.

– Имеются ли аналоги таких сооружений в Казахстане, в Средней Азии?

– Единственный аналог, обнаруженный в Казахстане, – городище Каялык в Алматинской области – летняя ставка карлукского кагана. Эта ханака в 2000-х годах была обнаружена экспедицией под руководством Карла Байпакова. Ее законсервировали. Но архитектурно она мало похожа на туркестанскую ханаку, так как построены эти объекты в разные периоды, да и архитектура в разных регионах была различной. Но общий принцип один – наличие мавзолея с захоронениями, худжры для паломников и айван-терраса, на которой проводились различные ритуальные действия.

В нижней части Поволжья такие ханаки были на землях, входивших в состав Золотой Орды, в частности в городах Сарай-Берке и Сарай-Бату. По сей день подобные суфийские обители функционируют на территории Узбекистана и Азербайджана.

– Строительство ханаки считалось богоугодным делом, наряду со строительством мечетей и медресе. Кто мог быть инициатором возведения туркестанской ханаки?

– Вероятно, правитель Туркестана того времени. Ханака находилась недалеко от мавзолея Ходжа Ахмеда Ясави – самого главного городского сооружения. Земли вокруг него, говоря современным языком, являлись элитными и были в большой цене. Кроме того, городская застройка в районе мавзолея была очень плотной, чтобы найти место под такой комплекс, нужно было обладать административным ресурсом. Это значит, что строительство могло вестись только с разрешения и по приказу городских властей. Как правило, ханаки строились в городах и вдоль дорог во всех мусульманских странах.

– Расскажите подробно о найденных погребениях. Кем могли быть эти люди? Имелась ли какая-то своя особенность захоронения?

– Мы нашли семь погребений, расположенных по периметру помещения. К сожалению, два из семи погребений еще в древности подверглись осквернению. Пока сложно что-либо сказать однозначно. Требуется проведение антропологических исследований, которые, в частности, дадут ответы на вопросы о половой и расовой принадлежности найденных останков, наличии заболеваний, а также о том, в каком возрасте скончались эти люди. По изотопному анализу можно будет сказать, в каком регионе они родились и где жили.

У нас есть предположение о том, кем могли быть эти люди, но лучше дождаться результатов исследований. Известно, что они будут проводиться в лаборатории Института археологии им. Маргулана в рамках договоренности о сотрудничестве в сфере антропологических исследований, имеющейся между институтом и КазНИИК.

– Как ранее упоминаемый орден Ясавия связан с туркестанской ханакой?

– В Средней Азии существовали два основных суфийских ордена: Накшбанди и Ясавия. В южном регионе действовал в основном ясавийский орден. На связь ханаки с орденом Ясавия напрямую указывает ее непосредственное расположение у мавзолея и способ погребения членов ордена. После того как по приказу эмира Тимура над могилой Ходжи Ахмеда Ясави был построен мавзолей, центр города сместился с бугра Культобе ближе к мавзолею. И естественно, что административные и культово-религиозные здания в первую очередь выделялись представителям ордена Ясавия, как продолжателям дела Ходжи Ахмеда Ясави. Поэтому появляется культобинская ханака, свое рода мини-версия главного мавзолея.

Как известно, главным отличием суфизма от ортодоксального ислама является культ святых могил, о котором говорится в трудах известных ученых, таких как Игнац Гольдциер, Владимир Басилов, Инга Стасевич и других. Именно культ святых могил предопределил существование многочисленных среднеазиатских и восточных ханак в местах, где похоронен либо основатель общины, либо особо почитаемый член суфийского ордена.

– Летом прошлого года обнаружение этого археологического памятника журналисты назвали сенсационным…

– И это не преувеличение. Находка действительно является таковой. Потому что на территории Казахстана таких объектов изучено практически не было. Нам удалось обнаружить суфийскую обитель великолепной сохранности с датирующим материалом. По нумизматическому материалу мы четко датируем время начала функционирования мавзолея и период, до которого он функционировал. С каждого горизонта у нас несколько монет.

Всего же на территории ханаки было найдено около 400 монет разных временных периодов. Большая часть из них, к сожалению, не читается. Но порядка 30% найденного нумизматического материала была прочитана известным российским ученым-нумизматом Павлом Петровым. Последний этап функционирования – перед тем как ханака была заброшена – хорошо датируется монетами периода правления Александра II.

– В чем, на ваш взгляд, основная привлекательность этого археологического памятника?

– Главная ценность находки в ее уникальности! На территории Казахстана таких памятников практически нет, поэтому они почти не известны отечественной науке. Можно сказать, что нам просто повезло, фортуна улыбнулась. Наряду с крестообразным храмом кангюйской эпохи, датированным первыми веками нашей эры, культобинская ханака станет еще одной жемчужиной будущего археологического парка под открытым небом «Городище Культобе».

Изучение объекта историками позволит раскрыть многие аспекты жизни и деятельности представителей ясавийского ордена. Объект, безусловно, будет интересен и туристам, среди которых могут быть как паломники, так и просто люди, интересующиеся историей. Дальнейшее исследование найденных на территории ханаки артефактов позволит ученым получить новую информацию и открыть еще одну страницу в истории Казахстана.

Дата публикации: 25.03.2021

Количество просмотров: 19