• Казахстан - «терра инкогнита» для историков и археологов со всего мира

Казахстан - «терра инкогнита» для историков и археологов со всего мира

Профессор Майкл Янсен родом из Германии. Он профессор Германского технологического университета, учредитель Центра исследований Мохенджо-Даро и исследовательского центра Индийского океана, эксперт ЮНЕСКО. Также является старшим экспертом Международного совета по памятникам и местам, и оценки состояния сохранности объектов всемирного наследия. Он всячески радеет за то, чтобы на территории Казахстана в знаменитый список Всемирного наследия ЮНЕСКО было включено как можно больше объектов.

Сегодня у нас таких памятников официально насчитывается всего лишь пять единиц, а 13 числятся в кандидатах. Территория республики сейчас поистине «терра инкогнита» для изысканий настоящих ученых, которые подобно профессору Янсену извлекают, изучают и сохраняют для потомков истинные сокровища, как, например, то же городище Культобе в Туркестане. Как, почему и зачем они это делают — в эксклюзивном интервью журналисту «МК» рассказал сам мэтр Майкл Янсен.

— Господин Янсен, расскажите, пожалуйста, немного о себе.

— Я являюсь специалистом в области археологии и организации археологических парков, экспертом в области сохранения историко-культурного наследия ЮНЕСКО и ИКОМОС, имею степень доктора наук, профессора.

В течение ряда лет активно работаю в самых разных проектах по сохранению памятников культуры и консервации археологических объектов мирового наследия во многих странах и регионах мира, в частности, в древнейших городах Казахстана, Кыргызстана, Пакистана, Индии и многих других стран. За свои заслуги в этой области в 2019 году был награжден престижной медалью Полумесяца Различия Хилал–и–Имтиаз.

А с 2019-го, то есть с прошлого года, являюсь научным консультантом всех преобразований на территории знаменитого памятника Всемирного наследия — мавзолея Ходжи Ахмеда Ясави на территории Туркестана и, конечно же, реализуемого сейчас проекта Казахского научно-исследовательского института культуры «Реставрация исторических объектов городища Культобе».

— Что вы думаете о Культобе как археологическом памятнике, к тому же с точки зрения списка Всемирного наследия ЮНЕСКО?

— Хотел бы отметить, что я знаком с этим памятником глубоко и всесторонне еще с начала 2000-х годов. Так, в 2003-м мы в составе команды экспертов ЮНЕСКО провели основное исследование его археологической поверхности, и я должен признать, что казахстанское правительство поступило мудро, решив сделать границы древнего города в качестве буферной зоны мавзолея Ходжи Ахмеда Ясави.

Так что с самого начала реализации всех работ на территории мавзолея и его буферной зоны, куда входит и городище Культобе, руководство страны, уполномоченные органы в сфере культуры и генеральный директор КазНИИ культуры Андрей Хазбулатов работают в тесном сотрудничестве с экспертами и под супервизией ИКОМОС и ЮНЕСКО.

Это, по моему мнению, служит достижению целей Конвенции об охране Всемирного культурного наследия и руководящих принципов о государственном регулировании археологических памятников, которые по большому счету регулируют любые действия вообще в отношении памятников Всемирного наследия.

Плюс каждый этап проекта, будь то методика археологических исследований, консервации и реставрации объектов городища Культобе, проходит неоднократные обсуждения на заседаниях наших экспертов с обязательным участием туркестанских ученых, которые изучают этот памятник всесторонне. Например, если в 2019 году и начале этого мы неоднократно посещали Туркестан, то уже сейчас осуществляем полноценный анализ производимых работ в онлайн-формате.

— Каковы ваше мнение и оценка сохранности и уникальности Культобе в сравнении с аналогичными или подобными археологическими и культурными памятниками в мировом пространстве?

— В этом плане хочу особо отметить работу Казахского научно-исследовательского института культуры и лично руководителя проекта Андрея Хазбулатова на городище Культобе. Здесь чувствуются высокий профессионализм и глубокий научный уровень работ, проводимых на объекте, включая работы археологов, реставраторов и консультантов по истории и культуре древнего Туркестана.

Я считаю, что руководству проекта удалось собрать в одну команду лучших специалистов как мирового, так и местного уровней. Кроме того, что немаловажно, в этом проекте соблюдается один из важнейших принципов ЮНЕСКО — целостность памятника. Так, на городище Культобе сохранены культурные слои всех этапов эволюции этого важного религиозного, культурного, экономического и административного регионального центра не только Казахстана, но и всего тюркского мира.

Разрабатывая концепцию будущего археологического парка под открытым небом «Городище Культобе», мы совместно с казахстанскими экспертами детально прорабатывали будущие маршруты и по возможности стремились их установить на реально существовавших некогда аутентичных улицах древнего города. Старались раскрыть ценность наиболее значимых исторических объектов городища, которые подверглись в этом году консервации и частичной реставрации.

Радует, что у команды экспертов ЮНЕСКО есть также большой опыт работы не только с культурными ландшафтами, но и с сохранением объектов из сырцового кирпича и развитием археологических памятников и управлением ими. Опытом мы с удовольствием делимся с казахстанскими коллегами, реализуя все свои умения на городище Культобе.

Вместе с тем хочу отметить, что в этом году в рамках проекта мы достигли потрясающих результатов, соединив вместе науку и современные технологии в области сохранения памятников культурного наследия, особенно таких хрупких, как сырцовая архитектура Культобе.

— Что касается вашей остальной работы?..

— Я все-таки сейчас много работаю над списком Всемирного наследия ЮНЕСКО, в котором важное место занимает средневековая археология, в том числе и на территории Казахстана. Тем более что все-таки не все культурные слои, о которых я говорил выше, на всех этапах эволюции такого важного религиозного, экономического и административного регионального центра, как Культобе, сохранены.

Я чувствую свою ответственность в том, чтобы и дальше развивать этот большой не только в своем физическом проявлении, но в идеологическом смысле ареал пространства вокруг мавзолея Ходжи Ахмеда Ясави, а также его духовную идеологию. Наша команда сейчас находится только на начальном этапе создания и развития археологического парка, пусть даже первые хорошие шаги уже и сделаны. Однако впереди нас всех ждет еще очень много работы, львиная доля которой ложится на КазНИИ культуры, и которая будет заключаться в сохранении, презентации и главное, правильном управлении этим проектом перед обществом.

Сегодня подобное явление уже можно наблюдать, кстати, на примере мавзолея, раскинувшегося в 300 метрах от сердца Культобе. Огромное, я бы сказал, количество посетителей посещает этот мавзолей, пробуя изучить, понять и увидеть, как их предки жили здесь, в столь известном центре Ясы с его выдающейся архитектурой, прекрасными ландшафтами и, конечно, Культобе.

И все-таки моя первостепенная задача — это создание и поддержание концепции археологических парков, потому что это явит собой не только сохранение раскопанных археологических древностей и артефактов, но и послужит духовному развитию посетителей. Они смогут передвигаться как по поверхности таких мест, знакомясь с окружавшим археологическим пространством, так и окунаться в глубины истории, причем в буквальном смысле. Вот и по археологическому парку в городище Культобе можно будет гулять подобным образом, и я могу с уверенностью утверждать это, будучи членом технического комитета, совместно с экспертом ЮНЕСКО Фрэнсисом Треем, а также нашим коллегой Джоном Хертом. С ними я почти шесть лет проводил подобные работы по консервации археологических памятников в Отраре.

Позже мы тем же составом направились в Кыргызстан, а затем и в Россию — в Красноярск, занятые темой сохранения буддийской архитектуры, консервацией которой мы занимались в течение трех лет. Потом я вернулся в Оман, где меня попросили заняться археологическими раскопками довольно большого объекта на юге этого государства общей площадью около 70 гектаров. И я был горд тем, что первые посетители пришли на этот объект, иными словами, практически готовый, уже открытый, археологический парк, который мне удалось приготовить за какие-то пять лет. Все получилось очень красиво, хотя сами раскопки я проводил весьма выборочно — как в целях сохранения самого объекта, так и для того, чтобы дать будущим посетителям пищу для размышлений.

Ведь археологический парк — это не только своеобразный археологический «заповедник».

Это задел на будущее, о котором можно говорить очень много и очень долго, но все это я постараюсь реализовать в своем вкладе, который собираюсь внести в становление археологического парка на территории городища Культобе.

Дата публикации: 23.09.2020

Количество просмотров: 68